Волга работает на износ. Возможно ли вылечить Матушку-Реку

https://punkt-a.info/news/glavnoe/volga-rabotaet-na-iznos-vozmozhno-li-vylechit-matushku-reku
Пункт-А
Волга работает на износ. Возможно ли вылечить Матушку-Реку
16-08-2019
Водоросли-убийцы, маловодье и промышленные стоки разрушают реку, которая еще при СССР превратилась в систему водохранилищ

Современная Волга не похожа на ту реку, которой она была до эпохи индустриализации в СССР. Сейчас великая река больше всего напоминает систему из водохранилищ. Волга работает «на износ», обеспечивая граждан пресной водой и энергией, служит путем для судоходства. Цена, которую приходится платить, — слишком высока: стоки предприятий и городских канализаций превратили некогда чистую речную воду в субстанцию со сложным химическим составом. Там размножаются ядовитые водоросли и гибнет рыба. Из-за просчетов в управлении водохранилищами река мелеет и превращается в болото. А теперь Волге грозит еще и «байкальский» сценарий: на берегах Рыбинского водохранилища планируется построить крупный целлюлозно-бумажный комбинат. 

Главные проблемы Волги

В городах и селах на берегах Волги и ее притоков живут около 60 млн человек. Здесь сосредоточено две трети промышленного и половина хозяйственного производства страны. Древние города, построенные близ Волги и связанных с нею рек, — Москва, Нижний Новгород, Казань, Самара, Волгоград — превратились в мегаполисы-миллионники с ядовитыми сточными водами.

Однако проблемы Волги не ограничиваются прибрежными городами и их отходами. Главный урон реке был нанесен еще при строительстве системы ГЭС. В 30-е годы перед молодым советским государством встала проблема: необходимо было обеспечить центральных районы страны дешевым электричеством. Решение было найдено в гидроэнергетике — Волгу фактически превратили в систему водохранилищ с гидроэлектростанциями. 

После этого вмешательства изменились естественные процессы в жизни реки. Течение замедлилось, увеличилась температура воды, на пути миграции рыб возникли преграды, которых не было прежде. Начался процесс обмеления и заболачивания, стали разрастаться токсичные сине-зеленые водоросли. 

Такой оказалась цена за дешевое электричество. Отказываться от ГЭС невозможно. Поэтому приходится минимизировать последствия — регулировкой водоемов и строительством обводных каналов для рыб (хотя рыба по ним идет неохотно).

Не обошлось и без воздействия со стороны сельскохозяйственных (во многих местах, где используются удобрения, в реку стекаются марганец, азот, фтор, тяжелые металлы и пестициды) и промышленных предприятий.

Гидроэлектростанции

Волжско-Камский каскад ГЭС — это 13 гидроузлов, на которых расположено 12 гидроэлектростанций. Их суммарная мощность более 12 000 МВт (по данным на 2010 год). Это около 4% всей энергии, вырабатываемой в России.

ГЭС принято считать экологичным возобновляемым источником энергии. Эти станции, в отличие от тепловых, работающих на угле, не загрязняют воздух и не являются постоянным источником страхов, как атомные. После создания водохранилищ на Волге улучшились условия для судоходства, стало легче обеспечивать населенные пункты пресной водой. Решилась проблема наводнений, от которых страдали Нижний Новгород, Казань, Рыбинск и другие города.


Однако за все приходится платить: спустя десятилетия последствия человеческого вмешательства в жизнь реки стали очевидны.

Ухудшилось качество воды, изменился ее химический состав, местами Волга обмелела, начала вымирать рыба, а водоросли, наоборот, стали разрастаться.

«По сути, реки Волги как таковой сейчас нет, — рассказал Daily Storm председатель центрального совета общественной экологической организации «Российская зеленая лига» Сергей Симак. — Есть лишь каскад ГЭС и водохранилищ, каскад прудов, а это совершенно другая экосистема, отличная от речной».

По его словам, водохранилища тормозят течение реки, увеличивают температуру воды, нарушают пути миграции рыб. Меняется видовой баланс рыб, бактерий и насекомых. Вода становится непригодной для питья, и даже в хозяйстве ее использовать нельзя.

Гидрологи пытаются минимизировать влияние каскада. Проводят холостые сбросы, чтобы обеспечить уровень воды, подходящий для нереста, заливаются луга в поймах реки для сельхознужд. Но с обмелением и заболачиванием такими мерами не справиться.

Обмеление реки

Если ГЭС и загрязнение сточными воды — проблемы постоянного характера, то обмеления (имеются в виду масштабные обмеления) Волги случаются лишь периодически.

Река страдала от маловодья в засушливые 2014-й и 2015 год, и в 2019 году эта проблема вновь дала о себе знать. Больше всего пострадали Куйбышевское и Иваньковское водохранилища. В середине мая уровень воды в Куйбышевском оказался на три метра ниже планового. Это чуть ниже 50 метров, что почти критично — для судоходства минимальной отметкой является 49 метров.

В Татарстане, например, было проблематично подобраться к Свияжску и Болгару с воды, так как отступившая вода не давала возможности теплоходам причалить к пристаням. А по обмелевшей Казанке можно было запросто гулять рядом с Казанским кремлем.

В Твери падение уровня воды зафиксировали еще раньше, в марте. Связано это было в том числе со сбросом воды из Иваньковского водохранилища. Все дело в том, что этой весной ожидали довольно серьезного паводка, — гидрологи прогнозировали исчерпывающий уровень воды в реках и озерах.

Весеннее половодье — основной источник воды в европейской части России. Таяние большого количества снега питает водоемы, и на этой воде функционируют все отрасли до следующей весны.


В этом году, несмотря на прогноз, паводка не произошло, но на водохранилищах воду уже сбросили, причем в значительных объемах. По сути, сложилась ситуация, когда Росгидрометцентр ошибся и никто не оказался готов к такой ситуации. Росгидромет ошибку не признал. Там говорят о том, что прогноз конкретно по Куйбышевскому водохранилищу оправдался на 98%, а просчет был по другим объектам — Волгоградскому гидроузлу и Саратовскому водохранилищу.

В Минприроды Татарстана в ответ заявили, что Федеральное агентство водных ресурсов при принятии решений опиралось на этот прогноз Росгидромета, а он не только не оправдался, но и дважды потом уточнялся, а значит, был ошибочен.

Нельзя сказать, что за зиму выпало мало снега. Напротив, его было предостаточно. Но из-за того, что весна получилась затяжная и снег таял медленно, большое количество воды ушло в почву вместо водохранилищей.

После заседания межведомственной оперативной группы 7 мая в Москве сброс из Куйбышевского водохранилища был серьезно уменьшен и уровень воды начал потихоньку восстанавливаться. Экологические группы Татарстана «Волга и народ против!» и «Защита Казанки на Гаврилова» выдвинули целых три версии того, почему река могла так сильно обмелеть на территории республики.

По первой версии, в связи с тяжелой ситуацией на Волге в целом спасали пойму нижней Волги (особо охраняемая Волго-Ахтубинская пойма), потому что если она пересохнет, то начнутся процессы опустынивания.

«Пойма — сверхценная, соответственно, спасали ее. И выбор между «нашей» Волгой и той территорией был в пользу последней», — заявила Daily Storm урбанист и экоактивист обеих групп Юлия Файзрахманова.

Вторая версия вторит «официальной», по которой ожидали большой паводок и потому так сильно стравили уровень воды.

Третья версия неразрывно связана со второй и сопряжена с некоторыми негативными, происходящими в Татарстане в последние годы процессами, с которыми активно борются общественники. 



Речь идет о засыпке и застройке берегов непосредственно пойм. Их, конечно же, рекомендуется не застраивать, так как они сильно подвержены размыванию, но это никого не останавливает.

Обычно при строительстве зданий от водохранилища оставляют достаточно пологое пространство, где даже если уровень повышается, вода не подтопляет здания. Однако в Казани теперь строят не так.

«Около Казани застройщикам выгодно строить и продавать дома на берегу, поэтому первую линию, которую вообще не нужно застраивать, они кое-как намывают песком и начинают строить. Если придет высокая вода, эти дома либо поплывут, либо может быть угроза обрушения, либо вода встанет в подвалах», — объясняет Файзрахманова.

И такие вмешательства в водоохранные зоны происходят в последние годы все чаще.

«Мы боролись много лет с засыпкой Волги возле поселков Займище и Октябрьский компанией «ПСО Казань». Было намыто около 50 га песка на федеральном водном фонде без всяких согласований и разрешений и был даже представлен генеральный план поселка со строительством порядка 300 000 квадратных метров элитного жилья с бассейнами на месте засыпанной реки, но жители отклонили этот план, не дали до конца реализовать его», — вспоминает Файзрахманова.

Похожая ситуация теперь происходит на притоке Волги — реке Казанке. Там в лесопарковой зоне хотят построить комплексы элитного жилья, а территорию, примыкающую к реке, забетонировать, подобно тому, как это было сделано под Казанским кремлем. Там набережная появилась за счет расширения берега на 20-30 метров путем засыпки реки.

Есть уже реализованные проекты, вроде поселка «Волжская гавань», а есть и отдельные коттеджи, которые выходят бетонными пирсами прямо в воду. Если придет большая вода, то постройки сильно пострадают.

«Могли перестраховаться. Не в плане ущерба простым жителям, но тем, кто использует водное пространство для размещения своей дорогой недвижимости, либо для застройки и получения прибыли», — предполагает Файзрахманова.

Борьба за признание отдельных территорий особо охраняемыми зонами результата пока не дает.

«На нижней Волге действительно очень ценные водно-болотные угодья, у нас ценность природных экосистем Волги фактически чиновниками отрицается: особо охраняемые статусы не согласуются. Одновременно существуют интересы девелоперов и крупных собственников недвижимости, которые пострадают от весенних паводков», — резюмирует Файзрахманова.

Маловодье бьет и по рыбе, обитающей в Волге, особенно в период нереста.

Рыба откладывает икру только в определенных местах: в основном в зарослях подтопленной водой травы. Если рыба не может попасть к этим зонам, то некоторые виды, такие как судак и лещ, не нерестятся вообще, а менее прихотливые, например окунь, начинают откладывать икру где придется. Такой нерест нельзя считать полноценным.


Пока негативной динамики в части нереста в верховьях Куйбышевского водохранилища не наблюдается, однако в то же самое время замглавы Росрыболовства Василий Соколов заявил, что показатели по нересту на Волге в 2019 году будут катастрофичны.

Влияние агропрома

Как и другие реки, находящиеся в зоне активного сельского хозяйства, Волга страдает от стоков, идущих с полей. Если хозяйства используют слишком много химикатов или даже просто неграмотно их применяют, они скапливаются и попадают в водоемы. Остатки удобрений и пестицидов нарушают химический баланс вод, провоцируют гибель одних видов и агрессивное развитие других. 

На Волге традиционно применяются удобрения, содержащие азот, фосфор и марганец. Эти вещества накапливаются годами и неизбежно меняют условия жизни самых малых обитателей реки. В Волгу попадает избыток органики, который провоцирует взрывной рост биологической продуктивности. Следом увеличивается химическое потребление кислорода, что приводит к его нехватке. И вместо нормального круговорота веществ наблюдается сначала быстрый рост, а затем преждевременная гибель организмов. 

Минеральные удобрения опасны тем, что несут в себе калейдоскоп тяжелых металлов: свинеца, меди, цинка, ртути и других. Их содержание некритично, но с годами оно накапливается и усиливается. Тяжелые металлы не оказывают сильного воздействия на низшие ступени пищевой цепи, так как их содержание в организмах не превышает допустимых значений. Но для представителей высших ступеней пищевой цепи все иначе. Ежедневное потребление тяжелых металлов с добычей приводит к их накоплению. В результате чего крупные рыбы и птицы страдают от болезней, провоцируемых избытком этих металлов.

Сине-зеленые водоросли

Сброс грязной воды с предприятий не только разрушает флору и фауну — отдельным формам жизни он, наоборот, дает подпитку. Проблема в том, что зелень, растущая на таком «сточном топливе», ядовита практически для всех существ, в том числе и для человека.

Идеальной формулой для роста токсичных сине-зеленых водорослей (цианобактерий) является «азот + фосфор + жаркая погода». Азот и фосфор как раз содержатся в нечистотах (в основном в бытовой химии и удобрениях), которые сливаются в Волгу, а высокие температуры летом значительно ускоряют их распространение.

Сама по себе живая водоросль неопасна. Проблемы начинаются, когда она умирает и начинает гнить.

Все дело в цианотоксинах, которые синтезируются цианобактерией. Они буквально «зачищают» пространство от других организмов: рыба, как правило, уходит из пораженных зон, а купаться в таких местах становится опасно — токсины способны нанести вред даже человеческому организму.

Продукты распада становятся идеальной средой для размножения бактерий, которые активно поглощают кислород. Недостаток кислорода неизбежно приводит к гибели рыбы, а вода приобретает характерный запах тухлых яиц.


Глобально такая растительность очень характерна для болот, поэтому еще одной проблемой является способность водоросли превращать водоем в трясину, особенно мелководные части реки.

Страдают от ядовитой водоросли и животные, которые пьют из водоемов: зараженная вода легко может привести к серьезному отравлению.

Бороться с распространением водорослей можно, но это непростая задача, особенно в период цветения.

Чисто механически убрать всю сине-зеленую массу из бассейна Волги нереально — через три дня она появится снова. Соответственно, нужны другие, относительно недорогие и эффективные способы, которые позволят минимизировать вред, наносимый водной растительностью.

У водоросли есть один естественный враг, который ею питается, — это белый толстолобик. Никто, кроме него, ядовитую зелень не ест. Однако, чтобы толстолобик смог справиться с напастью, нужно каждый год выпускать в водоемы порядка 20 млн мальков.

Существует еще вариант замены одной водоросли на другую, тем более что в этом смысле у сине-зеленой растительности есть конкурент, который вполне способен ее вытеснить из мест обитания. Водоросль хлорелла безопасна для живых организмов и является пищей для большего числа рыб, не только толстолобика.

Есть и более инновационные варианты взаимодействия с сине-зеленой водорослью.

В Тольятти придумали способ использовать ее для производства удобрений и биотоплива. В компании «Биотехкомп» разработали специальную платформу — судносборщик, которую этим летом уже вторично будут спускать на воду, чтобы собрать мертвую водоросль.

«Собрать водоросли несложно, вопрос — куда их девать? Мы изучали пример Китая. Они особо не заморачиваются — просто берут и вываливают ее на поля, она перегнивает, поле перепахивают и высаживают на нем нормальные культуры. Но у нас несколько другой климат, так не получится, поэтому нужно было придумать другую схему», — объясняет Daily Storm соучредитель и ведущий специалист проекта Евгений Кутузов.


Специалисты разработали свою технологическую цепочку по переработке — на выходе они получают два продукта: органические удобрения и метан.

«Сбор сине-зеленых водорослей в акватории Тольяттинского речного порта (это порядка 8-10 квадратных километров), можно сопоставить по дебету с добычей газа в среднем месторождении», — говорит Кутузов.

Но этот проект все-таки не ориентирован исключительно на очищении реки от сине-зеленой водоросли. Это невозможно. Да и полное ее исчезновение тоже обернулось бы проблемами: если бы водоросль не питалась фосфатами из стоков, то в реке было бы слишком высокое содержание фосфорной кислоты, что также губительно для рыбы.

«Природа защищается от человека — это естественная реакция на техногенное вмешательство», — добавляет Кутузов.

Поэтому проблема не в самой водоросли, а в том, что способствуют ее бурному росту, — в сбросе огромного количества сточных вод в Волгу.

Влияние промышленности

В бассейне Волги находятся тысячи предприятий легкой промышленности, машиностроения, химической промышленности и других отраслей. Уже в небольшом городе Ржеве, еще в верховье реки, в Волгу попадают стоки краностроительного и автотракторного заводов, что приводит к завышенному содержанию меди, железа и цинка. Чуть ниже по течению, в Рыбинске, производят авиационные двигатели, промышленные турбины, речные и морские суда и кабели. Череповец славится металлургическим и химическим производствами. 

Самые большие притоки Волги — Ока и Кама — тоже загрязнены. Река Москва несет в себе грязь и яды самого большого города России через Оку в Волгу. Москва является абсолютным лидером страны по объему сточных вод. Многие не привыкли думать о Москве как о промышленном центре, но здесь находятся огромные предприятия нефтепереработки, металлургии, машиностроения, вооружения, химической промышленности — всего около 650. Значение суммарных стоков за 2018 год оценивается министерством экологии в 1,37 млн км3.

Автомобилестроение развито в Нижнем Новгороде (ГАЗ), Тольятти (АвтоВАЗ), Набережных Челнах (КАМАЗ) и Московской области (ЛиАЗ, ГолАЗ, СеАЗ). Со сточными водами с этих предприятий в реку попадают нефтепродукты, а также медь, цинк, олово, кадмий и прочие тяжелые металлы.

Из 10 лидирующих по объемам производства нефтеперерабатывающих предприятий в бассейне Волги находятся шесть. НПЗ Рязани, Нижнего Новгорода, Волгограда, Ярославля, Перми, Москвы суммарно перерабатывают около 90 млн тонн нефти в год. Основные загрязняющие вещества, исходящих от них — нефтепродукты, взвешенные вещества (песок, ил, глина и пр.), фенолы, соединения азота.

Пять других крупных промышленных центров — Казань, Ульяновск, Самара, Саратов, Волгоград — тоже выступают в роли постоянных загрязнителей реки.



Судский целлюлозно-бумажный завод на Рыбинском водохранилище

Алексей Мордашов, российский миллиардер и предприниматель, собирается построить на берегу Рыбинского водохранилища целлюлозно-бумажный завод. Это предприятие должно быть в пять раз мощнее знаменитого Байкальского ЦБК.

«Байкальский ЦБК, с последствием которого борются до сих пор, нанес ущерб огромной экосистеме, обладающей естественным самоочищением. У водохранилища в Вологодской области таких возможностей нет. [...] Строительство ЦБК [на Волге] окончательно убьет водохранилище», — рассказывал Daily Storm Иван Пукалов, директор природоохранных программ общественной организации «Зеленый патруль».

Против строительства ЦБК выступают и местные жители, и общественные организации, и ближние регионы. Один из последних протестов, о котором сообщили в материале газеты "Череповецкая истина" — борьба 74-летней Надежды Улиссовой, научного сотрудника Северного НИИ лесного хозяйства, с потенциальным загрязнением водохранилища.

Она писала жалобы и президенту Владимиру Путину, и губернатору Вологодской области Олегу Кувшинникову. Пыталась вызывать на разговор директора компании «СВЕЗА», которая строит ЦБК. Как-то раз ей удалось поговорить с самим Алексеем Мордашовым: Надежда предложила ему угоститься рыбой, которая будет питаться сбросами предприятия, — в ответ предприниматель поблагодарил Улиссову.

У Надежды есть свой дом в Рощино (хутор, на территории которого планируют построить завод). Сначала этот дом признали «аварийным», но Надежда продолжила в нем жить. Затем в доме отключили электричество, и спустя три года она продолжает приезжать в него. 24 мая охрана не пропустила пенсионерку в Рощино. Теперь около этого поста охраны она живет в палатке и покидать Рощино не планирует.

Федеральный проект «Оздоровление Волги»

Плачевное состояние Волги не могло остаться без внимания властей. Вылечить одну из главных рек страны призван федеральный проект «Оздоровление Волги».

Главная цель «Оздоровления» — снизить объем сточных вод с 3,17 млн км3/год до 1,05 млн км3/год, то есть в три раза. Среди других задач — рекультивация 43 объектов накопленного экологического вреда, подъем и утилизация 95 затонувших судов и восстановление 600 км2 водных объектов нижней Волги.

Программа рассчитана на семь лет (до 25 декабря 2024). Вылечить Волгу министерство экологии намерено за 122,9 млрд рублей.

Материал Ксении Горбатенко (Daily Storm)




Новости СМИ2


Новости MARKETGID
Загрузка...
Комментарии
comments powered by HyperComments




Новости LENTAINFORM
Загрузка...
Новости кратко
Загрузить еще
Читать архив новостей

Как вы оцениваете 20 лет работы Владимира Путина во главе государства?


Проголосовало: 3411 Архив опросов
Есть мнения
15.09
Петр Гужвин

Государству нужно отстать от предпринимателей

14.09
Петр Гужвин

Не может огромная и разная страна управляться так же, как в 19-м веке.

11.09
Петр Кириллов

О справедливом распределении доходов между регионами

03.09
Сергей Степанов

Общественный комитет "Астраханцы - за Сквер!" 

Архив мнений
Социальные сети

Считаете ли вы, что нужно вернуть прямые выборы мэра Астрахани?


Проголосовало: 12438 Архив опросов
ПнВтСрЧтПтСбВс
Последние комментарии
Важно!
Использование материалов, размещенных на информационно-новостном ресурсе «Пункт-А», допускается ТОЛЬКО С РАЗМЕЩЕНИЕМ АКТИВНОЙ ГИПЕРСЫЛКИ. Перед чтением материалов сайта "Пункт-А" проконсультируйтесь с юристом и врачом, по возможности ознакомьтесь с инструкцией по применению всех упомянутых товаров и услуг; имеются противопоказания. Комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения содержат ненормативную лексику, оскорбления, призывы к насилию, являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.
Инфо

СМИ СЕТЕВОЕ ИЗДАНИЕ ИНФОРМАЦИОННО-НОВОСТНОЙ РЕСУРС "ПУНКТ-А" (свидетельство Роскомнадзора ЭЛ № ФС 77 – 67475 от 18.10.2016 г.)
Учредитель - главный редактор Варначкин А. А.
Адрес: 414040, г. Астрахань, ул. Чайковского, д. 6.
Тел. +7-908-616-0293.
E-mail.: punkt-a@mail.ru

Яндекс.Метрика
Бигль