Светлый | Темный

Интервью недели: Олег Шеин

Интервью недели: Олег Шеин
04-02-2013 \\ Просмотров (1480)

АСТРАХАНЬ – НОВОСТИ – ИНТЕРВЬЮ

«Пункт-А» запускает рубрику еженедельных интервью. И первым нашим собеседником стал лидер оппозиции, эсер Олег Шеин. Впрочем, на этот раз мы решили отвлечься от текущих политических событий и поговорили с политиком об отстраненных вещах.

– Вы пришли в политику, в общем-то, с младых ногтей. Может быть, я пропустил, может, никто не писал давно, но хочется получить ответ вот на какой вопрос: почему именно такой выбор карьеры?

– Я из коренных астраханцев. Моя семья живет в городе с середины XIXвека. Моя родня всегда была левая. Социалистическая. И при этом всегда настроена критично к КПСС. Мои родственники участвовали еще в известных событиях в Астрахани в 1918-1919 годах. Но в семье не было партийных. Дедушка, например, всегда был за Советский Союз, но против Сталина.

Когда в конце 1980-х начали происходить общественные сдвиги, лично мне было очевидно, чем это закончится. То есть, сначала разворуют всю страну, потом введут диктатуру (чтобы народ не отнял обратно все награбленное). Об этом я писал статью еще в 1989 году в газете «Волга». И тогда, в 1989-м я начал искать единомышленников – людей с левыми взглядами, но при этом не сталинистов. Я специально поехал в Москву, нашел Объединенный фронт трудящихся – не партийную движенческую структуру – и вступил в нее. С той поры развивается вся моя политическая жизнь.

– 1989 год... Это же вам тогда было 17 лет, получается? Что же вы в таком возрасте могли написать в «Волгу»?

– Есть публикация у меня в где-то архиве. Суть была примерно такова: что группа Горбачева по сути дела является антикоммунистической и что происходящие рыночные образования в силу тенденции капитала к укрупнению обязательно закончатся тем, что все ресурсы сосредоточатся в руках немногих и при этом закончится демократия. И что за демократической волной последует волна авторитарная. Что мы с вами все и пронаблюдали в нулевых.

– Чисто психологический момент. Такие рассуждения – в 17 лет?

– У нас был очень хороший учитель истории в школе Ренат Хасанов. Мы с ним и с директором школы Эдуардом Зиннуровым часто вели разговоры – довольно длинные – на политические темы. С седьмого класса я регулярно читал в школе политинформацию. Потом, у нас дома всегда была очень хорошая историческая библиотека. А знание истории формирует в том числе и определенного рода восприятие современности.

– Вернемся к политике. Ваша политическая карьера в 1999 году вас увела из астраханской Облдумы. А в 2011-м вы в нее вернулись. Соответственно, вам есть что сравнить в парламентаризме 1990-х и 2010-х. Есть разница?

– То, что сейчас, это не парламент. В 90-е годы Астраханская Областная Дума выглядела так: депутаты распределяли буквально каждую копейку областного бюджета, депутат мог повлиять на то, где будет проложена дорога, где будет продолжена газовая линия, сколько средств будет выделено на строительство, например, школы... Депутаты могли проверить (и проверяли) расходование денег по тем или иным статьям. Выявляли факты правонарушений. Соответственно за каждым депутатом администрация пристально следила, прислушивалась к мнению. Депутат действительно мог, если хотел, очень многое сделать для избирателей своего округа.

Сегодня мы имеем противоположную картину. Сравнить с тем, что было в 1990-е, совершенно невозможно. Это не парламент. И причина, кстати, не столько в том, что выборы теперь проходят по партспискам. А в том, что большая часть депутатов избрана не избирателями, а избиркомами – в этом есть большая разница.

– Если у нас все-таки появится мульти-представительный парламент, без доминирования со стороны одной из партий – как по вашему, ситуация выправится?

– В том виде, как оно было в 90-е, парламентаризм уже вряд ли вернется. Потому что тогда будут договариваться между собой партийные вожди. А в 90-е годы Дума состояла из относительно свободных одномандатников. Но в любом случае это будет лучше, чем то, что мы имеем сейчас.

– Вы, в некотором смысле, рекордсмен по участию в выборах. Прошли много избирательных кампаний. Сколько из них были успешными и неуспешными?

– Я бы сказал, что все избирательные кампании без исключений были успешными. В рамках целей, которые ставились. Неуспешными у нас были подсчеты голосов – тут, я думаю, вы понимаете разницу. Если вспомнить по порядку, то:

В 1994 году я избирался два раза в Облдуму. Я тогда был студентом педагогического института. Причем соперниками у меня были тогдашний председатель горисполкома Станислав Миронов (потом он возглавлял областной минфин), ректор Рыбвтуза Борис Карпачев... Тогда же у меня в соперниках был Владимир Золотокопов (ныне – член облизбиркома). И еще несколько достойных и уважаемых людей. Они тогда не выиграли у меня на выборах. Впрочем, явка тогда была низкая – 24,5%. Поэтому осенью того же года я снова вышел на те же выборы и снова победил. Второй раз соперником был Юрий Щербаков, писатель.

В 1996 году я впервые участвовал в выборах в Госдуму РФ. Шел по списку. Это была кампания, рассчитанная больше на некую политизацию общества. Тем не менее я получил тогда 6% голосов, что было больше, чем у того же объединения где бы то ни было по стране.

  • 1997 год – подтверждение выборов в областную Думу.
  • 1999 год – первые выигранные мной выборы в российский Парламент. 21% голосов против Кудрявцевой и Арефьева. Примечательно, что избирательная кампания мне тогда обошлась в пределах $10000, если переводить на условную валюту.
  • 2003 году – повторная кампания. Выиграл. Причем тогда по количеству избирателей у нас был крупнейший одномандатный округ России.
  • 2006 год – у нас были успешные (по тем временам) выборы в региональный парламент. Партия «Родина» получила 16,5% голосов. По стране та же «Родина» тогда взяла 4,5%.
  • 2007 год – мы взяли лучшие результаты по стране среди всей оппозиции по выборам в ГД РФ. У нас было 20,2%. Нигде такой планки не достигла ни одна оппозиционная партия – ни КПРФ, ни ЛДПР.

А потом против нас включили такие беспредельные методы, которые сейчас не включают ни в одном регионе России. Кроме, разве что – теперь – Волгоградской области.

– Да, кампании 2009/2011/2012 годов мы помним. Не будем на них останавливаться. Спрошу про финансовую сторону. Вы упомянули расходы на кампанию 1999 года – $10000. Это много или мало? Доллар ведь подскочил после дефолта...

– Это очень недорого, копейки. Расходы наших конкурентов были не в разы – а на порядки больше.

– Как это удалось?

– Поясню, почему мы смогли обойтись такой суммой. Я всегда говорил, что «СР» в Астрахани – это не партия, а союз общественных организаций. Люди работают не за деньги, и результаты достигаются постоянной работой. А не титаническими усилиями и талантами политтехнологов от кампании к кампании раз в несколько лет.

90-е прошли под знаменем постоянной рабочей борьбы. Мы успешно организовали свыше 50-ти стачек, в том числе оккупационных – когда перекрывали дороги, занимали предприятия, чтобы добиться выплаты заработной платы работникам. Ставили палаточный городок под окнами обладминистрации.

Мы испытывали серьезное давление со стороны оппонентов. В частности, мой хороший товарищ, ветеран Афганистана Олег Максаков тогда, в марте 1999 года, был убит во время одной из стачек. Мы тогда вместе с ним вели расследование по семимесячному долгу по зарплате одного из строительных предприятий – «Астрпромстрой». Мы проводили оккупационную стачку. То есть, рабочие просто захватили предприятие. При этом я непосредственно сам (вместе с людьми, кого нам дал в подмогу Гужвин) проводил выемку документации, с тем чтобы разобраться, куда деньги ушли. И мы выявили факты, что $3 млн. долгов по зарплате директором компании г-ном Куличевым были выведены в оффшор, на Кипр.

Максаков тоже вел расследование по этой части. Мы с ним работали в плотной связке. Его пригласили на встречу, чтобы передать некий документ по «Астрпромстрою». И вместо этого его убили двумя выстрелами в спину. Обелиск вы до сих пор можете видеть на месте его смерти на аллее напротив Астраханского арбитражного суда неподалеку от памятника Петру Первому.

– Вы 12 лет проработали в Москве. Хотелось бы спросить про какие-то интересные знакомства, которые остались из этого периода.

– Таких знакомств много. Практически со всеми удается сохранить хорошие отношения. Я не беру в расчет таких товарищей, как Сергей Богженов или Вячеслав Володин – потому что с такими гражданами никто не может иметь нормальных отношений.

Именно благодаря хорошему общению, мне удавалось делать вещи, которые в ГД РФ порой не мог делать больше никто. Например, проводить поправки через «ЕР» в условиях ее большинства:

  • Я являюсь одним из авторов закона о бесплатных входящих на мобильные телефоны.
  • Я автор закона, по которому пеня за долги по коммунальным услугам упала в 30 раз: с 1% в день (365% годовых) до 8% годовых. Это мы сделали через «ЕР» и через хорошие отношения с депутатом Мартином Шаккумом.
  • Мне удалось блокировать дикий закон, который лоббировала одна из единороссовских группировок, о штрафах жителей домов за протекающие крыши – мы это сделали в альянсе с другой группировкой из «ЕР».

С единороссом Виктором Плескачевским мы сначала воевали по законопроекту о запрете непосредственного управления домами. А затем нашли полное взаимопонимание по вопросу выкупа малым бизнесом арендуемых муниципальных помещений. И провели этот закон.

Поэтому у меня контакты не сводятся только к одному лагерю. Есть хорошие отношения и как внутри «ЕР», так и, например, в КСО. С тем же Алексеем Навальным. У меня нормальные отношения с Владиславом Сурковым, если брать противоположный лагерь. Не скажу, «дружеские», но вполне нормальные. Это человек, с которым можно наладить диалог (не по всем вопросам, само собой, но можно), и он держит слово.

– Вы тот редкий политик, кто не любит упоминать о своей личной жизни ни в каком контексте. Даже на выборах, когда печатаются биографии кандидатов, обычно кандидаты коротко упоминают: «женат, столько-то детей» и т.д.... Вы не пишете даже этого. Все-таки интересно.

– Ребенок есть. Близкий человек есть. Остальное я все-таки хотел бы оставить без подробностей по тем же причинам, что и Владимир Владимирович Путин. Личная жизнь, это собственное пространство, которое должно оставаться свободным от публичного обсуждения.

– Смежный вопрос – про дом. Где живете?

– Я всегда жил на два дома. Родился и почти всю жизнь прожил в пятиэтажном доме на Вокзальной площади. Соответственно, во время работы в Москве у меня было три дня в столице, три дня дома. Это напряженный был ритм. Плюс, тогда у меня были многочисленные поездки по России: я объехал более 60 регионов. Поэтому понятие дома, как таковое, было раздроблено.

Сейчас – и мне стесняться здесь нечего (по моему, к 40 годам любой человек спокойно может это сделать) – я приобрел квартиру в центре города. Прямо напротив мэрии. Чтобы потом в случае чего было недалеко ходить на работу.

– Увлечения? Ведь не всю же жизнь занимает политика.

– У меня большая библиотека по истории. В том числе по истории Астрахани. Общее количество томов – около 5000. Поэтому обстановка дома – это сплошные стеллажи. Вполне вероятно, что библиотека астраханистики у меня одна из самых полных в городе. Хотя я не претендую на ту библиотеку, которую имеет наш уважаемый краевед Александр Марков. Но, думаю, у меня есть вещи, которых нет у него – как и наоборот.

У меня есть написанные книги по истории. В первую очередь по событиям второй мировой войны. Психологически, этот период мне интересен. Причем это далеко не всегда события на восточном театре военных действий, которые затронули нашу страну.

Не все из книг опубликованы – просто потому что не всегда есть настроение у издательства. Просто потому что история – продукт специфический и далеко не во всех случаях может привести к коммерческой выгоде.

Относительно неплохо стреляю. Прыгаю с парашютом. Недавно вот в целях развития сдал на водительские права. Машины, правда, не приобрел, так как пока в ней нет необходимости.

– Путешествия? У вас в блоге много записей посвящено поездкам, например, на Кавказ.

– Действительно, стараюсь осваивать пространства нашей родины и страны бывшего СССР. Украина, Белоруссия, Прибалтика, Кавказ. Сейчас вот намереваюсь посетить страны Средней Азии. Или, возможно получится совершить поездку по Азербайджану, Армении и Грузии. Я там уже бывал. Тем не менее, всегда хочется еще набраться впечатлений.

Никогда не забуду, как однажды пришлось ехать из Еревана в направлении озера Севан. Мы ехали на маршрутке. А так как в Армении, в отличие от России, денег меньше, то у них там обычно для дополнительного пассажира существует табуретка. Она мне и досталась. Довольно интересное было ощущение. Рядом с окошком, ветерок, удобно.

– Насколько я знаю, вы пару лет назад написали путеводитель по Астрахани. Но в книжных магазинах его почему-то не видно.

– Путеводитель продается во всех магазинах Москвы и Питера. А в Астрахани нет. Насколько я знаю, на складах наших властных структур лежит примерно полторы тысячи экземпляров, которые были в свое время приобретены по указанию Александра Александровича. Мне как-то его просить неловко... Но до астраханских книжных магазинов они не доходят.

– Можете назвать главный свой успех?

– Создание социального движения в Астрахани. То есть, сети достаточно самостоятельных людей. Которые не просто выходят на протест и чего-то там у властей просят, а которые готовы строить перемены самостоятельно. Это уполномоченные домами, те же НУ. Это независимые рабочие профсоюзы, которые, ничего не боясь, добиваются повышения зарплаты и штрафов в отношении зарвавшихся начальников. Это чисто политический актив. Мы действительно в Астрахани смогли сделать то, до чего ни один регион не дошел: создание социального движения, которое, если бы у нас были честные выборы, то сумело бы обеспечить демократичное управление.

– Противоположный вопрос: что НЕ удалось, но очень хотелось бы?

– Я никогда не стремился к завоеванию исполнительной власти. Для меня это всегда было чуждо. И я ставлю себе в укор, что в свое время не участвовал в выборах в органы исполнительной власти. Потому что в результате с ней произошло такое, что святых надо выносить за порог как можно дальше.

– Депутатский стаж в 18 лет означает, что вы регулярно ведете депутатские приемы. О чем спрашивали астраханцы на приемах в 90-е годы и о чем спрашивают сейчас?

– Безусловно, разница есть. Девяностые были годами прежнего патернализма: люди обращались к органам власти с тем, чтобы чиновники пошли навстречу, помогли. По жилью, по получению путевок в санаторий...

Сегодня граждане обращаются по темам самоорганизации либо по защите от действий органов власти. Это другая установка. Не просить, а взаимодействовать или противодействовать... Свободные люди хотят помощи, чтобы на их свободу не покушались, чтобы иметь возможность свободно развиваться.

 

 

Новости redtram
Новости MARKETGID
Загрузка...
Комментарии
comments powered by HyperComments
Новости redtram
Новости MARKETGID
Загрузка...


Хотели бы вы,чтобы Владимир Путин принял участие в выборах Президента России в марте 2018 года?

Проголосовало: 2118
Архив опросов

Последние комментарии
Инфо

СМИ ИНФОРМАЦИОННО-НОВОСТНОЙ РЕСУРС "ПУНКТ-А" (свидетельство Роскомнадзора ЭЛ № ФС 77 – 67475 от 18.10.2016 г.)
Главный редактор Варначкин А. А.
Адрес: 414040, г. Астрахань, ул. Чайковского, д. 6.
Тел. +7-908-616-0293.
E-mail.: punkt-a@mail.ru

Важно!

Использование материалов, размещенных на информационно-новостном ресурсе «Пункт-А», допускается ТОЛЬКО С РАЗМЕЩЕНИЕМ АКТИВНОЙ ГИПЕРСЫЛКИ. Перед чтением материалов сайта "Пункт-А" проконсультируйтесь с юристом и врачом, по возможности ознакомьтесь с инструкцией по применению всех упомянутых товаров и услуг; имеются противопоказания. Комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения содержат ненормативную лексику, оскорбления, призывы к насилию, являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

Яндекс.Метрика